Домой Мода «Agent Provocateur — это для сильных женщин»: интервью с креативным директором бренда...

«Agent Provocateur — это для сильных женщин»: интервью с креативным директором бренда Сарой Шоттон

689
0

«Я создаю белье не для мужчин (и даже не для того, чтобы они на него смотрели), а для женщин»

Отвечать на телефонные звонки было единственной задачей Сары Шоттон 23 года назад, когда она только устроилась в Agent Provocateur. Сегодня она — креативный директор марки, которую многие считают агрессивно сексуальной и анти-феминистской. Сара же — вопреки этой популярной теории — настаивает: «Я феминистка, и создаю белье не для мужчин (и даже не для того, чтобы они на него смотрели), а для женщин». Vogue поговорил с Сарой о новой коллекции Agent Provocateur All Hours (в которой, кажется, впервые за всю историю бренда нет рюш и бантов), плюс-сайз моделях и работе с сыном Вивьен Вествуд Джо Корром.

All Hours

«Agent Provocateur — это для сильных женщин»: интервью с креативным директором бренда Сарой Шоттон

Неужели всеобщая любовь к минимализму сломила и Agent Provocateur? 

Линия All Hours все же не совсем минималистична, но по сравнению с основной коллекцией бренда — определенно да. В All Hours есть полностью однотонные почти базовые комплекты из сетки. Есть и кружево, но оно отлично тянется, и в нем очень удобно. Я весь карантин провела в этом белье (а я всегда проверяю свой продукт на себе) и могу с уверенностью сказать: это самое удобное, что мы когда-либо делали. В нем я могу бежать с ребенком в школу и не беспокоиться о том, что моя грудь выпрыгнет из бюстгальтера, пока я бегу. 

Вы, в общем-то, и нижним бельем занялись потому, что сами в подростковом возрасте не могли найти подходящий комплект, верно?

Абсолютно. У меня уже тогда была большая грудь, из-за которой надо мной постоянно подтрунивали. Это меня здорово травмировало, и я даже в какой-то момент запустила себя. Поэтому когда я поступила в Central Saint Martins, и мне выпал шанс поработать в Agent Provocateur, я подумала: не хочу, чтобы хоть кто-то сталкивался с тем, с чем пришлось столкнуться мне. Я хотела создавать белье, которое бы прославляло женское тело — какого бы размера и формы оно ни было. 

View on Instagram

То есть вы — настоящая феминистка. Как это рифмуется с бельем Agent Provocateur, которое принято считать агрессивно сексуальным и даже созданным скорее для мужчин, чем для женщин?

Я — феминистка, которая носит туфли на каблуке. Когда в 2010-м Джо Корр (сооснователь Agent Provocateur и сын Вивьен Вествуд, — прим. Vogue) назначил меня креативным директором бренда, я решила, что буду держать курс на равенство. Я хочу, чтобы все знали: я совершенно точно создаю белье для женщин, а не для мужчин. Для смелых, готовых брать на себя ответственность женщин. Если я надеваю на себя спортивный костюм без комплекта нижнего белья, я расслабляюсь — не крашусь и возможно, даже голову мыть не буду. Я не чувствую себя сексуальной. Но Agent Provocateur мое самоощущение меняет полностью. И такое происходит не только со мной — я знаю это со слов клиентов и вообще всех, кто когда-либо бренд носил. 

И почему в таком случае вы решили выпустить белье, которое будет уступать в сексе основной линии?

Потому что иногда вам хочется чего-то более простого. Оно все равно сексуально, просто чуть меньше. 

А что бы вы сказали тем, кто все еще боится даже в бутик ваш зайти? И почему это вообще происходит?

О, я знаю, что множество людей просто ужасает одна только мысль об Agent Provocateur. Я думаю, мы заработали себе этот скандальный статус еще в 1994-м, когда наш бренд начал появляться на первых полосах всех газет. Модного нижнего белья до Agent Provocateur просто не существовало, и мы были настоящим рок-н-роллом. Ну и время, конечно, было совсем другое — абсолютно про секс. Но моя позиция звучит так: женщина может быть ровно такой, какой сама захочет. И белье ей может в этом помочь. Я же не бегаю по дому весь день и не кричу своему бойфренду: «Давай займемся сексом!» Я обычная, нормальная девушка, дочь фермера и художницы, которая закончила модный университет и волей судьбы оказалась в Agent Provocateur. И белье я создаю для таких же, как и я сама.

View on Instagram

Но в вас определенно есть драйв, сумасшедшая энергетика. Вы прямо-таки пропитаны панком. Это из-за Джо Корра и Вивьен Вествуд?

Мне сейчас 46. Я росла очень креативным ребенком. Когда ходила в школу, все говорили: «Вау, она такая творческая», и я (как и все) обожала Вивьен. Помню, когда впервые увидела ее вживую, чуть не закричала от восторга. Она была самым популярным дизайнером в Великобритании. Ее носили абсолютно все. И я даже представить себе не могла, что когда-то буду работать с ее сыном Джо. Он всегда мне очень доверял. Иногда говорил: «Так, едешь на Бродвик-стрит переодевать манекенов в витрине. Через три часа вернешься?» Я отвечала: «Но я никогда этого не делала…», а он: «Какая разница, ты креативная и училась в Saint Martins. Просто иди и переодень». И так было всегда. Мы поладили, и я долгие годы была его правой рукой. Он — настоящий панк. Такой же, как его мама и папа (экс-менеджер группы Sex Pistols Малкольм Макларен, — прим. Vogue). И когда ты проводишь с таким человеком много времени, ты волей-неволей становишься на него похож.

А у него в Agent Provocateur были такие же ценности, как и у вас?

Да. И у его бывшей жены Серены Рис, с которой он основал этот бренд, тоже. Даже когда мы устраивали вечеринки бренда, это всегда был праздник в честь женщины. 

View on Instagram

Вы и сейчас стараетесь подчеркнуть, что все женины уникальны. Agent Provocateur аж с нулевых работает с плюс-сайз моделями, хотя многие только сейчас начинают понимать необходимость такого сотрудничества… 

Все компании, которые делают это, должны быть искренними. Многие сейчас работают с плюс-сайз моделями, думая, что они обязаны этим заниматься. Мы же просто считаем: размер вообще не имеет значения. 

И это касается не только размера талии, но и размеров мускулов, судя по вашей рекламной кампании со спортсменками? (В марте этого года Agent Provocateur выпустили ролик с чемпионкой мира по скалолазанию Сашей Диджулиан, чемпионкой по легкой атлетике Алишей Ньюман, золотой медалисткой в беге с препятствиями и спринте Квин Харрисон и золотой медалисткой Игр Содружества по гимнастике Джорджией-Мэй Фентон, — прим. Vogue). 

История за этой рекламной кампанией стоит забавная. Мой возлюбленный профессионально занимается скалолазанием, и я много времени проводила на его тренировках. Там я познакомилась с девушками из этого спорта и была потрясена — они просто великолепны. Мы разговорились. Они спросили: «Сара, а чем ты занимаешься?», и мой бойфренд ответил: «Да она дизайнер нижнего белья, но бренд вы не знаете», они спросили, что это за бренд, и когда я сказала, что работаю в Agent Provocateur, они просто завизжали: «Боже, мы обожаем Agent Provocateur!»

Так я решила, что должна показать миру, что мускулистое женское тело тоже очень привлекательно, несмотря на то, что общество почему-то считает иначе. Эти женщины делают просто невероятные вещи, они сильны и телом, и духом, и это очень вдохновляет. Я вообще часто задумываюсь, как все-таки прекрасно наше тело — мы можем вырастить в себе нового человека, увеличиться в размере, а потом снова вернуться в форму. Разве это не прекрасно? 

То есть ваша главная миссия — даже не создавать белье, а менять отношение всего мира к женскому телу?

Именно так. И с этим связано абсолютно все, что я делаю. 

View on Instagram

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь