Домой Мода Аполлинария Брошь — автор керамических скульптур в новой коллекции Acne Studios. Интервью...

Аполлинария Брошь — автор керамических скульптур в новой коллекции Acne Studios. Интервью Vogue с художницей

22
0

Интервью с молодой художницей о самой неожиданной коллаборации Недели моды в Париже

Недели моды в ковидных реалиях — это бесконечный анализ новых коллекций по фотографиям и интервью по зуму. Редкий дизайнер, вроде Джонатана Андерсона, напоминает о том, что пресса когда-то имела физический доступ ко всей этой красоте, и дает возможность прикоснуться к своей работе, отправляя друзьям бренда свои «шоу в книге» со всевозможными открытками, плакатами и прочими тактильными радостями. Но иногда особенно трогательным оказывается то, что потрогать нам не удается — например, аксессуары из новой коллекции Acne Studios, над которыми работала московская художница Аполлинария Брошь.

Acne Studios осень-зима 2021

Аполлинария Брошь — автор керамических скульптур в новой коллекции Acne Studios. Интервью Vogue с художницей

Эта коллаборация радует нас не только тем, что для Аполлинарии — уже признанного в России таланта — это первая совместная работа с большим модным брендом. Но еще и тем, что у нас впервые за долгое время появилась возможность встретиться для интервью лично — Брошь живет и работает в Москве, и созваниваться по зуму ей приходится как раз с креативным директором Acne Studios Джонни Йоханссоном, а не с локальной прессой. Рассказываем, как случилась эта коллаборация со шведским брендом, что еще войдет в совместную коллекцию художницы и Acne и какое влияние оказала на Аполлинарию ее творческая русско-французская семья.

View on Instagram

Начну издалека. Я знаю тебя довольно давно — до активной художественной деятельности и всех интервью ты была Аполлинарией Броше. Брошь — все-таки псевдоним. Почему именно он?

На самом деле я еще давно решила, что хочу что-то поменять. Сначала думала взять девичью фамилию мамы (художницы Аннушки Броше. — Прим. Vogue), Фокеева, но потом подумала, что папу (коллекционера Пьер-Кристиана Броше. — Прим. Vogue) обижать не хочется. Решила просто «потерять» последнюю букву в фамилии Brochet — в русском написании в окончании заменяется буква, а во французском просто меняется произношение. У меня как раз дислексия и дисграфия, я подумала: отлично подойдет. (Смеется.)

Твоя мама — известная художница, в вашей знаменитой квартире на Чистых прудах висит несколько ее ярких работ с красными и розовыми губами. То есть ты буквально росла в окружении ее искусства. На тебя это как-то повлияло?

Мне всегда хотелось оставить живопись для мамы, и это любопытно, потому что сейчас мы обе занимаемся керамикой. Это здорово. Что касается влияния, меня всегда восторгало, что ее работы строятся вокруг образа женщины, красоты, феминизма. У нас разные характеры, поэтому и работаем мы очень по-разному, но сейчас у нас в работе как раз совместный проект, такой диалог дочки-матери. За основу мы решили взять одинаковую форму, большие вазы, на которых развернется диалог о всяких женских делах, о нижнем белье. Мама вот в последнее время активно применяет японскую технику связывания шибари, а еще там будут рисунки… В общем, скоро покажем. Пока что все в процессе.

View on Instagram

А в твоем искусстве тема феминизма как-то отражена?

Напрямую — скорее нет. В моей работе это какая-то детскость, которую можно посчитать девичеством — из-за предметов женской одежды, трусов и так далее. Мне нравится в этом плане Луиз Буржуа — когда она занялась психоанализом, она все чаще начала говорить о роли женщины, и мне кажется, я тоже только сейчас потихоньку начинаю раскрывать этот сюжет. С другой стороны, женский образ присутствует даже в ранних моих работах — например, в керамических березах с плачущими глазами. В русской мифологии ведь береза — символ женщины. Но вообще это очень интересно, потому что то, как мы транслируем феминизм, очень отличается от Запада в этом плане, ведь проблемы здесь и там очень разные.

Вот и работы твои между собой тоже очень разные. Когда заходишь в инстаграм, погружаешься в бурю форм и цвета. Как ты сама определяешь свой стиль?

Самой сделать это довольно тяжело. Есть отличный текст у польского сценографа Тадеуша Конторы «Манифест объекту» об изучении мира вокруг. Вот и я стараюсь создать какую-то общую сценографию, приближенную к театру, где зрители — участники этого представления.

View on Instagram

Как случилась твоя коллаборация с Acne Studios? Как родились эти зверушки на цепочках, серьгах и в виде сумок?

Случилось все достаточно спонтанно. У меня в Париже есть подруга Вирджиния, старший дизайнер Acne Studios. Они искали керамиста, который делает приблизительно таких персонажей. Обратились ко мне. У нас было очень мало времени, но у них потрясная команда, и мы отлично сработались. У них была задумка — китчевые статуэтки, как в 1950–1960-х годах. Они хотели поиграться с ними — сделать так, будто они растекаются. Мне дали тему коллекции — степные кочевники — и полную свободу: развлекайся, как считаешь нужным.

А как производились эти фигурки? Все экземпляры создавались вручную?

Я сделала керамические прототипы, которые мы потом отпечатали на 3D-принтере и отлили на заводе. Поэтому ювелирка у нас вообще получилась идеальненькая. (Смеется.) Они очень круто отработали все на заводе — цвета потрясающие, да и вообще все получилось как надо. Изначально я думала сделать побольше вариантов, чтобы было из чего выбрать, но в итоге Джонни остался доволен работой и решил использовать в коллекции все. Сейчас вот буду еще делать статуэтки, чтобы стояли по магазинам.

View on Instagram

Так, с этого места поподробнее… То, что мы увидели на показе — это не вся коллаборация?

Да, в коллекцию еще войдут вещи с принтами зверушек, которые Джонни решил не представлять непосредственно на показе. Это, например, футболки и рубашки. А еще я готовлю десять скульптур, которые поедут в Стокгольм, Париж, Лондон и в другие города — они будут представлены в бутиках как инсталляции, но также будут продаваться. Я им вообще говорю: «Слушайте, может надо призадуматься над тем, чтобы Acne открылись и в Москве?» А то ведь у нас, по-моему, только корнер в ЦУМе. Я сказала: «Я из Москвы, поэтому хочу, чтобы в Москве мои работы тоже были. Пусть даже в маленьком корнере. Давайте, пожалуйста, это тоже устроим».

Ты ведь и с локальными дизайнерами уже успела посотрудничать. Расскажи об этом.

Был перформанс для Walk of Shame Андрея Артемова, который мы делали в Париже в рамках презентации его коллекции осень-зима 2019. Но это не назовешь коллаборацией — мы вместе с Андреем и друзьями сидели в кругу и два с половиной часа просто разговаривали. А вот для одного из показов моего друга Антона Белинского я делала керамические сумки-корзинки.

А как ты относишься к коллаборациям больших брендов и художников? Тебе самой хотелось бы еще с кем-то поработать?

Слушай, посмотрим. Это, конечно, зависит от бренда. Acne Studios мне всегда очень нравились. Не представляю, конечно, как я могла бы посотрудничать с Saint Laurent, но их я тоже очень люблю. А так мне бы хотелось скорее держать фокус на выставочные проекты в России и Европе. Здорово, что мода так активно работает с художниками, но от основной практики не хочется слишком сильно отвлекаться.

View on Instagram

К тому же художник, который часто коллаборирует с разными брендами, вероятнее всего, быстро станет мейнстримным.

Да, это тоже. Меня вот этот формат — «становиться мейнстримной» — как раз не особо привлекает. Я хочу больше напирать на музеи потихоньку.

Такие большие Дома сегодня часто обращаются ко всемирно известным художникам, даже если и молодым, чтобы была такая двусторонняя репутационная выгода. А вот такие истории, как у Acne Studios, мне очень нравятся — по сути они нашли художницу, еще неизвестную широкой публике. Как ты сама относишься к этой модно-художественной истории?

На самом деле сейчас эта практика действительно все шире и шире раскрывается. У меня вот есть подружка художница, она молодой живописец, и сейчас будет делать коллаборацию с Dior. Мне нравится, что теперь бренды обращаются не только к большим художникам, которые давно на рынке, но и к молодежи.

А кто из молодых российских художников тебе самой больше всего импонирует?

Вика Кошелева, Владимир Чернышев, Дуня Захарова, Ян Гинзбург, Ганна Зубкова — супер художники!

А почему, как ты считаешь, мир моды сейчас пытается активно апроприировать керамику? И Jacquemus, и локальные какие-то марки.

Вообще в XX веке керамика считалась немножко китчем. Сейчас, конечно, тоже, наверное, но появился большой рост, востребованность. Мне кажется, это связано с тем, что глина — очень послушный и даже медитативный материал. Она активно используется в арт-терапии — какая бы у тебя в голове ни была идея, ты можешь сделать из глины все, что угодно. И вот у меня есть такое предположение, что именно этим она многих и привлекает.

View on Instagram

Как относишься к тому, что в московском креативном классе появилась тенденция запускать свои собственные бренды керамики? Сделал тарелку, выставил на продажу, и вот у тебя уже есть свой бренд.

Мне кажется, это очень классно, что ребята пробуют что-то новое и что у них даже получается сделать бизнес. Это всегда развитие.

Но тебя, я так понимаю, развитие интересует исключительно профессиональное, а не коммерческое. Готовишь ли ты какие-то выставки сейчас, если не говорить о совместном проекте с мамой?

Да. Я сейчас работаю над выставкой, все работы в которой будут черно-белыми. Даже, скорее, в оттенках серого. Никакой привязки к фильму, если что, не люблю я этот фильм. (Смеется.) Такую концепцию я выбрала, отталкиваясь от изучения сновидений: говорят, что раньше все наши сны были черно-белыми. И что цветные сны мы начали видеть только с появлением цветного кино. Я с этим, правда, не согласна, подтверждения этой теории толком нет, но мне было интересно на этом факте поработать.

И что, там совсем не будет цвета? Тебя же без него почти невозможно представить.

Немного все-таки будет. Некоторые цветные работы будут спрятаны в коробках — и если все же захочется получить немножко цвета, то можно будет достать эти работы из «архивов воспоминаний», которые эти коробки символизируют. Выставка откроется в галерее «Триумф» 18 марта. Всех жду!

View on Instagram

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь