Домой Мода Ксения Соловьева об октябрьском номере Vogue

Ксения Соловьева об октябрьском номере Vogue

36
0

Главный редактор о теме нового выпуска — ищите его в продаже уже сегодня

Скачайте новый номер Vogue, чтобы всегда иметь его под рукой — для IOS и для Android.

Несколько месяцев назад меня зацепила фраза из интервью Майкла Берка, президента Louis Vuitton — бренда, свято оберегающего свои традиции (один домик отца-основателя Луи ­Вюиттона в Аньере, где до сих пор не спеша мастерят великие сундуки, чего стоит). Подводя итоги пандемии, Берк, золотой кадровый актив Бернара Арно, заметил: «Если вы постоянно говорите о том, каким офигенным были когда-то, вы — зомби-бренд. Подобная риторика — верный маркер того, что у вашей компании проблемы. Величие всегда впереди, независимо от того, какие заслуги были у вас в прошлом». Иначе говоря, на наследии сегодня далеко не уедешь.

И тем не менее октябрьский номер мы решили посвятить именно ему. Слово «наследие» само по себе солидное. Так и видишь, как оно неподъемным грузом ложится на плечи дизайнера, заставляя то и дело оглядываться назад. Или, напротив, становится прочным фундаментом — можно уверенно шагать вперед, зная: случись что, всегда получится поискать и найти вдохновение в архивах.

Один из важнейших элементов ­наследия Chanel — аромат Chanel N° 5 — в этом году празднует столетие. Эти духи не просто приносят Дому стабильные дивиденды, но и стали культурным феноменом. В честь юбилея мы попросили американского фотографа Кристиа­на Макдональда снять пять больших моделей. Обратите внимание, как дерзко стилист Патти Уилсон обошлась с другой «стариной» Chanel — твидом и многоярусными бусами. Уважает наследие, но делает его so cool.

Боди из поли­эстера, брюки из твида с люрексом, подтяжки и сотуар из металла и искусственного жемчуга, все Chanel

Ксения Соловьева об октябрьском номере Vogue

Наш постоянный контрибьютор Яна Лукина написала о тех самых твидовых жакетах, которые в этом сезоне, к некоторому удивлению даже ­самого президента фэшн-направления Chanel, ­мастодонта фэшн-индустрии ­Бруно Павловски, оказались в коллекциях многих люксовых марок. Еще Яна порассуждала, зачем бренды воскрешают свои визитные карточки вроде сумок или принтов. Что это — отсутствие свежих идей, лютый маркетинг или тренд на ностальгию?

Юбилеи в нынешнем сезоне празднуют еще две прекрасные марки. Max Mara исполняется семь­десят, Michael Kors — cорок, но разве повернется язык назвать бежевые кашемировые пальто или лаковый кожаный плащ, который в Нью-Йорке только что выгуляла Белла Хадид, нафталином?

Мы пишем и о долгожданной выставке коллекции братьев Морозовых в парижском Фонде Louis Vuitton. Вот уж кто собрал для своей родины наследие, которое позже было беспардонно поделено между Третьяковкой, Эрмитажем, Пушкинским и вообще разбросано по стране. И наконец, мы никак не могли пропустить выход на экраны сериала «Вертинский» Авдотьи Смирновой, костюмы для которого филигранно точно создала Светлана Тегин. Когда Вертинский с большим трудом вернулся в СССР, родина продолжала делать вид, что его нет, но его наследие пережило десятилетия кэнселинга. Артист в маске Пьеро, кстати, был родоначальником жанра: его открыто копировали — прямо как твидовые жакеты сейчас.

Да что говорить: Vogue и сам немолод, его архивов хватит на много-много выставок, и даже про Vogue русский уже можно снимать сериал. Но величие, как вы уже знаете, впереди.

Шерстяной кардиган, боди из полиэстера, расшитое искусственным жемчугом, все Chanel

Ксения Соловьева об октябрьском номере Vogue

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь