Домой Новости Ректор БФУ: аудиторий, в привычном понимании, больше не будет

Ректор БФУ: аудиторий, в привычном понимании, больше не будет

69
0

Ректор Балтийского федерального университета (БФУ) имени Иммануила Канта Александр Федоров

Как в будущем изменится образовательная среда? Как распределятся роли вузов на мировой арене? Где ждать научного прорыва? Об этом и многом другом в интервью РИА Новости рассказал ректор Балтийского федерального университета имени Иммануила Канта Александр Федоров.

В БФУ стартует инфраструктурный проект «Ядро-100». По сути, это новая программа развития университета. Как вы уже анонсировали, речь идет о «новом дизайне образовательной среды». Поясните, что стоит за модными словами?

— Это не модные слова, а каркас той глобальной повестки, которая будет стоять перед национальной системой образования ближайшие пять лет. «Новый дизайн образовательной среды» – комплексное решение. В него входит и цифровизация, и изменение контента, и организация персонифицированных образовательных траекторий для студентов, и новое разделение труда профессорско-преподавательского состава.

Идея проекта состоит из трех частей. Первая часть связана с местом, пространством и временем, в котором находятся студенты и преподаватели. Аудиторий, в привычном понимании этого слова, больше не будет. Вместо них появятся многофункциональные пространства, которые в конкретное время будут иметь определенное предназначение (потоковые, проектные, высокотехнологичные аудитории, open spaces). Их главный принцип – мобильность.Монотонные лекции, стандартные семинары, привычные экзамены — это хорошо, но пора меняться. Так решили в Балтийском федеральном университете им. И. Канта и запустили проект «Ядро-100», который соединит физическую и цифровую оболочки вуза.

Вторая часть – это цифровая поддержка: на все аудитории университета накладывается виртуальная среда, связанная с ведущими образовательными платформами, откуда в режиме реального времени можно черпать открытые образовательные курсы. Это дает возможность студенту обучаться как офлайн, так и онлайн, за исключением практических занятий и проектной деятельности, где совершенно необходимо очное присутствие.

Третья часть предполагает радикальное изменение отношений преподавателя и студента: мы вводим формат смешанного класса, «перевернутого» занятия и интегральной образовательной среды. На такие занятия студент приходит уже подготовленным. Его цель – не транслировать знания, а обсуждать проблемы, которые поставил перед ним преподаватель.

— Напротив, она туда вернется, более того, теплота станет тем, из чего выжигают пламя и создают инновации. Возвращение академического жара в аудитории происходит именно тогда, когда здесь хочется присутствовать. Здесь нет привычных парт и жестко структурированного пространства, а есть среда, заставляющая мыслить и меняться.

Если же к этому добавить системное интернет-сопровождение, то, я уверен, сама среда будет пробуждать у студентов и преподавателей новые академические аппетиты.

— Я не являюсь сторонником дистанционной формы как основной. Более того, я не считаю «удаленку» формой образования. Это всего лишь один из способов донесения информации, и придуман он не вчера и не из-за карантина.

Тотальный дистант был применен в Австралии в конце 70-х годов, когда удаленность сельских школ от мегаполисов породила резкое падение качества образования и необходимость внедрить через доступные средства телекоммуникации (это был обычный телевизор) образовательное вещание на все австралийские школы.

Уже тогда это повлекло за собой определенные проблемы, и они никуда не делись. Коммуникативная среда является не просто способом социализации, а основой для инновационной деятельности. Когда люди общаются, создают совместный проект, между ними устанавливается особый тип связи, который не может возникнуть дистанционно.

Дистанционное обучение, безусловно, будет развиваться. Я убежден, что оно не станет тотальным, но найдет свое место и войдет в университетскую триаду, которую мы увидим лет через 10-15 в рамках всего мирового университетского сообщества.

— В мире будут три категории вузов. Первая категория: вузы, которые производят контент, их будет не очень много, и там сосредоточатся лучшие преподаватели. Эти вузы будут производить хорошие массовые онлайн-курсы для всеобщего пользования.

Вторая категория: «вузы-коворкинги», предоставляющие студентам пространства для проектной деятельности и совместной социализации.

Третья категория: вузы, которые всегда работали офлайн в двух третях своей деятельности – это медицинские и педагогические образовательные организации и вузы, обеспечивающие безопасность страны.

Каждый университет в этой композиции найдет свое место. Не исключено, что роли иногда будут меняться.

— 1 октября мы запускаем новую стратегию. Уже утверждена идеологическая часть и составлен пул флагманских программ. БФУ – федеральный университет, который по ряду направлений в нашем регионе на сто процентов обеспечивает подготовку высокоуровневых специалистов. Это налагает на нас определенные обязательства. Мы не можем стать моновузом, сосредоточившись на одной проблематике, как например ИТМО.

Но у нас есть четыре укрупненных направления, которые превратятся в мегафакультеты: это комплексы образовательных программ, связанных с человеком и обществом, IT и искусственным интеллектом, природой тела (весь комплекс биоинженерии, биомедицины и биотехнологии) и прикладное машиностроение.

— Как и все медицинские вузы страны, мы были вынуждены перенести аккредитацию врачей на следующий год. Что касается контента, то у нас появились специальные программы по иммунологии. Мы их активно внедряем в линейный процесс обучения, усиливая блок, связанный с образованием в области борьбы с инфекциями.

Кроме того, по заказу региона мы создали специальную программу по профилактике и работе с больными COVID-19. Через нее прошло уже больше двух тысяч человек.

Иммунология всегда была важным направлением для БФУ, и мы собираемся его наращивать в партнерстве с коллегами из Китая (Аньхойский медицинский университет) и Германии.

— Первая тематика, без которой сейчас не может адекватно развиваться ни один университет мира, и которая будет занимать умы исследователей 30 следующих лет – когнитивистика и нейрокогнитивистика в ее трансдисциплинарном измерении. Исследования «мозг – сознание – мышление» будут мейнстримом наших научных интересов и иметь практическое значение для всех сфер деятельности человека. Для БФУ это будет флагманский проект, который вслед за собой породит целый ряд образовательных программ: нейрообразование, нейробиологию и нейрофилософию. Кстати, последнюю программу мы будем делать совместно с философским факультетом МГУ.

Важнейшими для нас становятся ряд направлений, связанных с федеральным проектом по созданию инновационных научно-технологических центров. Проект формируется по распоряжению президента РФ, и в БФУ он стартует в 2021 году. Главные темы – здоровьесбережение, пищевые технологии, чистая энергия и инжиниринговая работа, связанная с диверсификацией источников энергии. У БФУ в этом проекте появятся 34 новых партнера, которые мощным ядром к 2024 году создадут в Калининграде уникальную кооперативную ситуацию.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь