Домой Новости Беженка из Сирии шесть лет пытается получить российский паспорт

Беженка из Сирии шесть лет пытается получить российский паспорт

17
0

Шазие Нух 88 лет, и уже шестой год она живет в заброшенном санатории Нальчика. Женщина вернулась на историческую родину в 2013 году, спасаясь от войны в Сирии. Дом Шазии в Алеппо взрывом сровняло с землей, почти все родственники погибли. Пожилая беженка пытается получить гражданство России в упрощенном порядке, но она не знает русский язык и пока не может рассчитывать на российский паспорт. После запроса РИА Новости решение проблемы Шазии Нух взяла на личный контроль уполномоченный по правам человека в России Татьяна Москалькова.

Маленькая комната в заброшенном крыле советского санатория «Терек» в Нальчике с перебоями в подаче электричества, ветхой оконной рамой и местами ободранными обоями — в таких условиях живет 88-летняя этническая черкешенка Шазия Нух. Пожилая женщина сбежала от войны из Сирии в Россию почти семь лет назад.

Сирийские черкесы, вернувшиеся в Кабардино-Балкарию в самом начале гражданской войны на Ближнем Востоке, уже получили собственное жилье. Шазие, которая гораздо позже добралась до исторической родины, досталась лишь казенная крыша над головой и милостыня от неравнодушных волонтеров и соседей.

Беженка из Сирии шесть лет пытается получить российский паспорт

Шазия Нух

Хранительница традиций

Предки Шазии Нух бежали из родного селения Хатуей в середине XIX века во время Кавказской войны. Семья деда Шазии первое время жила на Голанских высотах, а после арабо-израильского конфликта осела в Сирии.

"Мои предки были изгнаны с родных земель, — вспоминает Шазия в разговоре с корреспондентом РИА Новости. — Отец умер, когда я была совсем маленькой, и на руках у мамы остались четверо детей. Я была старшей из сестер, поэтому помогала маме воспитывать младших и зарабатывала деньги шитьем на дому".

Когда Шазие исполнилось 20 лет, ее мама тяжело заболела. Девушка посвятила все свое время помощи семье, забыв про образование и личную жизнь.

«Мои сестры обзавелись своими семьями, — рассказывает она. — А я так и осталась одна. Жила в семье сестры и зятя, который был обеспеченным человеком и занимал высокую должность. Мы ни в чем не нуждались, жили дружно, в доме всегда было много людей».

Шазия рассказала, что в ее семье говорили исключительно на черкесском языке, а детей воспитывали по обычаям и традициям черкесов.

В поисках родины

Еще до войны в Сирии Шазия несколько раз приезжала в Россию — вместе с родственниками женщина собиралась купить дом в Кабардино-Балкарии, чтобы поселиться на родине предков. Переезду помешала болезнь сестры.

Летом 2013 года возвращение стало для Шазии единственным выходом: в Алеппо ее дом сровняли с землей, некоторые родственники погибли, остальные бежали из страны.

Шазия Нух все-таки смогла добраться в Нальчик. К тому времени женщине уже был 81 год. Пожилую беженку поселили в санаторий «Дружба», где уже жили 50 сирийских черкесов.

Правда, спустя год беженцам пришлось покинуть и «Дружбу». В разгар войны на юго-востоке Украины убежище в Кабардино-Балкарии, как и в других регионах России, нашли многие жители Донбасса.

Так Шазия оказалась в санатории «Терек», руководство которого выделило беженцам заброшенное крыло. Здание немного отремонтировали — на помощь пришли местные жители и администрация санатория.

Дом — санаторий

В 2013-2014 годах на средства республиканских благотворителей около 80 семей беженцев из Сирии получили дома в селах Кабардино-Балкарии.

По словам соучредителя общественной организации «Очаг» Ольги Бегретовой, списки беженцев, которые нуждались в помощи для покупки жилья, составлялись еще во время первого года войны в Сирии, поэтому Шазия Нух в них не попала. Кроме того, жилье в приоритете выдавалось семьям, а пожилая женщина приехала одна.

«Люди, которые получили жилье в селах, смогли встать на ноги — разводят домашний скот, выращивают овощи на продажу. Городские жители открыли хлебопекарни и кафе. Их дети ходят в школу и учат русской язык», — рассказала РИА Новости Бегретова.

Шазия Нух так и осталась жить в «Тереке». На стенах ее комнаты висят фотографии родных — память о когда-то большой и дружной семье. Старые деревянные окна на зиму приходится затягивать целлофаном. Впрочем, от холода это не спасает — иногда в здании отключают отопление. Холодильник и стиральную машину женщине купили неравнодушные жители республики. Вместо кухни — маленькая электрическая плитка в коридоре.

"Из-за долгов по "коммуналке" у нас иногда отключают отопление и свет, но мы все равно благодарны руководству санатория за предоставленный кров", — говорит Шазия.

В «Тереке», помимо Нух, живут еще девять семей. На контакт с журналистами они идут неохотно, как и сама Шазия. Люди переживают, что «если пожалуются на условия, то и вовсе останутся без крыши над головой».

«Некоторым удалось устроиться, а Шазие — нет, — рассказал РИА Новости представитель «Терека». — В целом условия проживания у наших постояльцев нормальные».

Ольга Бегретова говорит, что все эти годы Шазие помогают в основном местные жители — покупают продукты и медикаменты. Накоплений у пожилой женщины не осталось.

«Шазия, как и все соотечественники, прибывшие в Россию из воюющей Сирии, ни разу за все годы не получила каких-либо выплат или пособий — это и не положено по закону», — подчеркнула Бегретова.

Остались без внимания

Руководитель Кабардино-Балкарского правозащитного центра Валерий Хатажуков рассказал РИА Новости, что в Сирии до начала военного конфликта проживали 150-200 тысяч представителей черкесской диаспоры.

"Она называется черкесской, хотя к ней относятся представители почти всех народов Северного Кавказа, однако минимум 90% из них — это адыги-черкесы", — уточнил Хатажуков.

С 2012 года в Кабардино-Балкарию вернулись около двух тысяч сирийских черкесов, при этом большинству из них так и не удалось получить гражданство.

Шазия Нух оказалась в этом большинстве.

В 2014 году женщина получила РВП (разрешение на временное проживание в России), а в 2017-м — вид на жительство. Паспорт гражданина России так и остался для Шазии мечтой.

Валерий Хатажуков подчеркнул, что Шазия Нух и другие сирийцы могут получить гражданство в упрощенном порядке: «Россия выдает паспорта тем, кого признает соотечественниками, но в отношении российских черкесов такого распоряжения нет. От Шазии требуют, чтобы она сдала экзамен по русскому языку, но выучить его в таком преклонном возрасте ей фактически невозможно. При этом в Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии и Адыгее адыгский и черкесский языки являются государственными — это декларируется Конституцией».

Исключения для пожилых

После обращения РИА Новости ситуацию с выдачей гражданства России Шазие Нух на личный контроль взяла уполномоченный по правам человека в России Татьяна Москалькова. Омбудсмен направила запросы в соответствующие ведомства.

"Вопрос тяжелый, но закон есть закон: с видом на жительство она должна прожить пять лет, — заявила Москалькова. — Однако я возьму эту историю на личный контроль. Посоветуюсь с миграционной службой. Иногда мы можем делать исключения для пожилых людей".

Шазие Нух пытается помочь и сенатор от Кабардино-Балкарии Арсен Каноков, который недавно назначил ей ежемесячную пенсию на ближайшие два года. В пресс-службе Канокова заявили РИА Новости, что женщина получила первую выплату в мае.

РИА Новости направило вопросы о правах Нух на получение гражданства в МВД России.

Беженка из Сирии шесть лет пытается получить российский паспорт

Шазия Нух

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь