Домой Новости Как выживает мать-одиночка, оставшаяся без денег и возможности работать

Как выживает мать-одиночка, оставшаяся без денег и возможности работать

57
0

Юлия из Красноярска всегда гордилась, что ни от кого не зависит и сама обеспечивает детям безбедную жизнь. Так было еще недавно. А потом — потеря заработка из-за эпидемии и серьезные проблемы с единственной почкой. Чтобы выжить, мать-одиночка буквально просила милостыню. Неравнодушные люди помогли.

«Поначалу держалась»

Юлия Бильдина — уличный продавец. «Торговала для себя: в разных районах города ставила столы и работала. Зимой сбывала свежемороженую ягоду, летом — бижутерию, товары для дачи, шланги всякие. Все, что можно заказать подешевле и продать», — описывает она.

Ни арендной платы, ни оклада для наемных сотрудников — все дела вела сама. В итоге в месяц выходило 50-60 тысяч рублей. Хватало и на услуги няни, и на частный детсад для двухлетнего сына.

Когда объявили самоизоляцию, Юлия лишилась работы — а ведь нужно оплачивать квартиру. Своего жилья у нее никогда не было. Она сирота, в 13 лет потеряла родителей. Ушли один за другим: сначала от рака желудка сгорел отец, через год обнаружили онкологию и у матери. В детский дом не попала — опекуном стала старшая сестра. Но на жилье от государства Юлия не имеет права: чиновники объясняют, что ей принадлежит доля в квартире родственницы, с которой у Бильдиной давно испортились отношения. В результате много лет мать-одиночка снимает угол. Но в конце апреля оказалась буквально без средств к существованию.

"Поначалу держалась, были какие-то деньги. Однако наступил день, когда у меня остались последние 50 рублей. Не знала, что делать, и решила просить у людей. Не хотела, чтобы все это отразилось на детях. Было очень тяжело, тем не менее однажды я приехала к гипермаркету… за милостыней. Через пять минут нас выгнала охрана", — вздыхает Бильдина.

Мать с двумя детьми стояла с протянутой рукой, и на нее обратили внимание местные жители. Вскоре о тяжелой ситуации узнали и журналисты. После того как на региональном телеканале показали сюжет, красноярцы всем миром собрали для Юлии деньги — хватило на оплату двух месяцев аренды. Однако злоключения не закончились.

«Ты понимаешь, что натворила?»

Семьей заинтересовались органы опеки — сотрудники прибыли на следующий день после репортажа на местном ТВ.

«Сфотографировали холодильник, на учет поставили и ушли. Инспектор ПДН орала на меня: «Ты вообще понимаешь, что натворила?» А что такого? Я попросила помощи у людей, а не совершила преступление. Опека не забрала детей: хорошо одеты, чистенькие, накормленные. Они ни в чем не нуждаются, я все для них делаю». К приезду чиновников у меня были деньги на аренду квартиры. Продуктов нам принесли столько, что некуда складывать. Знаю, в городе живут мамы, которые пьют целыми днями, дети бегают грязные, голодные. И к ним не ходит опека».

«Увезли на скорой»

Самоизоляцию отменили, Юлия снова принялась торговать. Казалось, жизнь вернулась в привычную колею. Отложила деньги на следующие месяцы аренды. Но в конце июня Бильдину прямо с рабочего места увезли на скорой с острой болью. В почке обнаружили доброкачественную опухоль.

Как выживает мать-одиночка, оставшаяся без денег и возможности работать

Юлия Бильдина

Для Юлии это самый тяжелый диагноз: дело в том, что у нее всего одна почка — левая. «Правую удалили во время беременности вторым ребенком, на шестом месяце, два с половиной года назад. Образовался карбункул (острое гнойное воспаление. — Прим. ред.), его заметили, уже когда начался сепсис. Нас с малышом еле спасли, пять дней я в реанимации провела без сознания, врачи ничего не обещали. А теперь во второй почке опухоль. Деньги, отложенные на аренду, потратила на оплату круглосуточной няни — детей надо с кем-то оставить. Врачи говорили: вторая почка может в любой момент отказать. Было очень страшно. Я сама даже в туалет не ходила, две недели жила с мочеприемником», — рассказывает Юлия.

Ей сделали операцию, но этого недостаточно — предстоит еще одно хирургическое вмешательство.

«Даже швы не сняли»

В конце июля Бильдина вернулась из больницы. Не выписалась — сбежала. «Каждый месяц 25-го числа я плачу за квартиру. В этот раз позвонила хозяину, попросила подождать, он не согласился. Дал два дня, чтобы съехать. Я ушла из больницы — даже швы не сняли. И снова обратилась к людям — другого выхода не видела. Меня оскорбляли, поливали грязью, упрекали, что живу за чужой счет. Но до этого же я обходилась без всякой поддержки. Да, такая ситуация, и я не хочу, чтобы дети оказались на улице. Предлагали помощь от города — койку в центре «Родник», там одни бомжи и алкоголики. Я не повезу туда детей. К тому же некуда деть мебель — пустую съемную квартиру я сама обставила».

Муж — формально они еще не разведены — никогда ей не помогал. «Я тянула семью: с одной почкой стояла на морозе, торговала, а он год не работал. Потом надоело, и я его выгнала».

«Целый день на ногах»

Несмотря на массу негативных откликов, неравнодушные люди помогли Юлии оплатить другое жилье. Мы разговариваем практически во время переезда — идет разгрузка мебели.

"Нашли новую квартиру, перевозим вещи. Снимала через риелтора: куда ни позвонишь, от собственников ничего нет. Все впритык, с грузчиками до сих пор не рассчиталась — денег нет вообще. Снимут швы, сразу выйду торговать, хотя требуется еще одна операция. Работать пока не могу: нужно поднимать и раскладывать товар. А перед больницей должна нанять няню — с детьми сидеть некому", — говорит Бильдина.

Сейчас она чувствует себя не очень хорошо. Со вздохом признается: врачи настаивали на постельном режиме. «А я целый день на ногах, не присела даже. Нет элементарных обезболивающих, необходимых лекарств. Пока хожу, рана просто ноет, а как присяду и расслаблюсь, сильно болит. Шов кровит, может, разошелся, оттого что постоянно нагибалась. Очень тяжело дался переезд, с трудом собирала вещи — дочь помогала, больше некому. У друзей тоже по двое-трое детей — им своих-то не с кем оставить. Единственное, подруга сидит с сыном — с ним невозможно, он все обратно распаковывает», — улыбается Юлия.Специальный репортаж

У семьи нет средств и лекарств, но еда в избытке: «Холодильник забит. Когда лежала в больнице, скинула последние деньги няне, чтобы та купила курицу, крупы, сыр, колбасу». Юлия верит: тяжелые времена закончатся — и она, как и прежде, поведет сына в частный детсад и купит дочке модные обновки. Было бы здоровье.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь